Оперативные аппараты в местах лишения свободы

Форум на сайте: НЕГЛАСНЫЕ ВОЙНЫ

Форум на сайте: НЕГЛАСНЫЕ ВОЙНЫ »   История »   Оперативные аппараты в местах лишения свободы
RSS

Оперативные аппараты в местах лишения свободы

Предвоенный и военный периоды

Текущий рейтинг темы: Нет

Выводить сообщения
<<Назад  Вперед>>Страницы: 1 2 3 #
Модераторы: off-topic-off, Volodya, Андрей, Игорь Ландер
Печать

 
alex
Начинающий


Всего сообщений: 30
Рейтинг пользователя: 0


Ссылка
Дата регистрации на форуме:
27 окт. 2010
Игорь
Перед тем,как ответить на поставленный Вами вопрос,хотелось-бы отметить два момента.
Первый - небольшая официальная статистика по численности ЗК ИТЛ НКВД на 1 января 1938-39гг. без которой,думаю все-же нам не обойтись (говоря о восстановлении соцзаконности). Итак,первый момент-стат.данные:

Общее число заключенных составляло 996.367 человек, которые имели следующие сроки наказания: до 1 года - 13.949, от 1 до 3 лет - 115.578, от 3 до 5 лет - 446.372, от 5 до 10 лет - 358.691, более 10 лет - 5981, а также лица, осужденные к высшей мере наказания с заменой лишением свободы - 5926, без указаний сроков лишения свободы - 55.796 человек.
Заключенные отбывали наказание в следующих лагерях: в Бамлаге - 200.907, Севвостлаге - 90.741, Белбалтлаге - 79.882, Ухтижемлаге - 54.792, Темлаге - 17.921, Дальлаге - 100.875, Сиблаге - 78.838, Сазлаге - 33.936, Карлаге -31.548, Волголаге - 73.100, Норильсклаге - 7927, других лагерях - 225.900 человек. Данные приведены Александровым в статье "Развитие уголовно-исполнительной системы России",опубликованной в "Правозащитник" 1996г.
По видам преступлений состав ЗК был следующим: КРД-185.324, бандитизм и разбой - 24.909, нарушение закона о паспортизации - 22.916,расхищения социалистической собственности - 33.876, должностные и хозяйственные- 79.710, против личности - 60.778, имущественные - 178.349, воинские - 5978,другие - 244.112, социально вредные и социально опасные элементы - 160.415 человек.
Состав лагерных заключенных по полу составлял : 93,1% мужчины (927618 чел.) и 6,9% женщины (68749 чел.).Учитывая тот факт,что НКВД достаточно скрупулезно проводило свою отчетность,сегодня вполне реально отследить изменения в численности ЗК ГУЛАГа которые произошли в течении 1938-39гг. В течении 1938г. общее число ЗК ИТЛ НКВД возросло и на 31 декабря составляло - 1.317195 человек.При этом в течении 1938г из ИТЛ убыло - 715.337 человек, в том числе:
- в спецлагеря НКВД - 240.466 человек;
- в другие места заключения - 55.790 человек;
- освобождено - 279.966 человек;
- умерло - 90.546 человек;
- бежало - 32.033 человека;
- прочие - 16.536 человек.
В колониях и тюрьмах НКВД СССР в 1938г содержалось 895.230 человек.Самое большое число ЗК в колониях и тюрьмах составляло в РСФСР - 636.225 человек. В колониях и тюрьмах других республик содержалось 259.005 заключенных.Общее число ЗК в местах лишения свободы по Союзу ССР на 1 января 1939г в возрасте от 19 до 60 лет составляло 2.024.946 человек, в т. ч. в колониях и тюрьмах - 707.751, в лагерях 1.317.195 человек.
Состав заключенных лагерей НКВД по видам преступлений: контрреволюционные -454.432, бандитизм и разбой - 18.440, нарушение законов о паспортизации -21.075, расхищение социалистической собственности - 27.661, должностные и хозяйственные - 80.349, против личности - 63.225, имущественные - 159.380, воинские - 5268, прочие преступления - 201.534 человек, социально вредные и социально опасные элементы - 285.831 человек.Среди лагерных заключенных за 1939 г. произошли следующие изменения:
Всего прибыло - 749.647 человек, в том числе:
- из лагерей НКВД - 348.417 человек;
- из колоний и тюрем - 383.994 человека;
- из бегов - 9838 человек;
- прочие - 7398 человек.
Всего убыло - 722.434 человека, в том числе:
- в лагеря НКВД - 347.444 человека;
- в другие места заключения - 74.882 человека;
- освобождено - 223.622 человека;
- умерло - 50502 человека;
- бежало - 12333 человека;
- прочие - 13651 человек.
На 31 декабря 1939 г. в лагерях ГУЛАГа оставалось 1.344.408 человек1939 г. Учет малолетних и несовершеннолетних преступников (14-18лет, совершеннолетним в то время считался возраст -19 лет) мною опущен.


Второй момент: волна восстановления соцзаконности началась после известного совместного постановления СНК СССР (за подписью В.М.Молотова) и ЦК ВКП(б) (за подписью И.В.Сталина) №П65/116 от 17 ноября 1938г.
15 декабря 1938г. нарком НКЮ Рычков Н.М. и Председатель ВС СССР Голяков И.Т. направили судам директивное письмо,в котором указывали на тщательную перепроверку отработанных и имеющихся в производстве УД. По сути это была первая волна реабилитации несправедливо осужденных граждан СССР, причем в отличии от последующих реабилитаций (50-х и 90-х гг.) она в корне отличалась тем,что сотрудников правохранительных органов ранее сфабриковавших УД наказывали по всей строгости советского законодательства.Право на пересмотр УД помимо коллегий ВС СССР было предоставлено ВК ВС СССР,ВТ округов,флотов, народным судам. По понятным причинам, решения по реабилитации ранее осужденных,уволенных с работы или службе РККА принимала комиссия в типовом составе (все таже судебная тройка,в составе:председатель, два заседателя).Волна восстановления соцзаконности,как всегда у нас, чуть не превратилась в "девятый вал".Практически все УД возбужденные НКВД (сюда включены и дела РКМ) направленные в суды были массово возвращены на доследование,что вынудило наркома НКВД Л.П.Берия направить 2 марта 1939г. письмо на имя Председателя СНК СССР Молотова с жалобой на работу НКЮ и прокуратуры.25 апреля 1939г. НКЮ отозвал свое письмо из судов,дополнив его приказом " О недостатках в рассмотрении судебных дел по контрреволюционным преступлениям"....

 
alex
Начинающий


Всего сообщений: 30
Рейтинг пользователя: 0


Ссылка
Дата регистрации на форуме:
27 окт. 2010

Последняя заключительная часть инструкции НКВД ...

Немалый интерес вызывает регулирование дисциплинарной прак­тики по Инструкции 1939 г. (ст. 104-137). За нарушение правил внут­реннего распорядка, недобросовестное отношение к труду или отказ от работы на заключенных налагались взыскания. При этом четко распределялась компетенция разных должностных лиц.Так, начальником Управления лагеря могло быть наложено одно из следующих взысканий:
а) лишение свиданий, переписки, передач на срок до 6 месяцев, ограничение в праве пользования личными деньгами на срок до 3-х ме­сяцев и возмещение причиненного ущерба;
б) перевод на общие работы;
в) перевод на штрафной лагпункт сроком до 6 месяцев;
г) перевод в штрафной изолятор сроком до 20 суток;
д) перевод в худшие материально-бытовые условия (штраф.па­ек, менее благоустроенный барак и т. п.).
Начальник отделения (района) мог наложить одно из нижеследу­ющих взысканий:
а) лишение свиданий, переписки, передач на срок до 3-х месяцев, ограничение в праве пользования личными деньгами на срок до 2-х ме­сяцев и возмещение причиненного ущерба;
б) перевод на общие работы;
в) перевод в штрафной изолятор до 10 суток;
г) перевод в худшие материально-бытовые условия (штрафной па­ек, менее благоустроенный барак и т. п.).
Начальник лагерного пункта мог наложить одно из нижеперечисленных взысканий:
а) лишение передач и переписки на срок до 2-х месяцев, ограни­чение в праве пользования личными деньгами на тот же срок;
б) перевод в штрафной изолятор до 5 суток;
г) перевод в худшие материально-бытовые условия (штрафной па­ек, менее благоустроенный барак и т. п.).
Всякое взыскание, наложенное начальником лагпункта на заклю­ченного, санкционировалось начальником отделения (района). В слу­чае необходимости начальник лагпункта накладывал взыскание с пос­ледующим получением санкции.Командный состав на производстве (главный инженер, начальник работ, прораб) пользовался дисциплинарными правами в пределах,установленных соответственно для начальника лагеря, начальника от­деления, начальника лагпункта в отношении следующих видов
взыс­каний:
а) перевод на общие работы;
б) ограничение в пользовании личными деньгами;
в) возмещение причиненного ущерба;
г) перевод в худшие материально-бытовые условия.
Право водворения заключенных в штрафной изолятор, штрафной пункт, карцер и право лишения заключенных свиданий, переписки, передач (посылок) им не предоставлялось.Десятником могло быть наложено одно из следующих взысканий:
а) перевод на общие работы;
б) перевод в худшие материально-бытовые условия (питание по штрафному котлу, менее благоустроенный барак).
О наложении взыскания на заключенного во всех случаях выно­силось мотивированное постановление за подписью начальника лаге­ря или лагерного подразделения, которое по исполнении приобща­лось к
личному делу заключенного. При решении вопроса о наложе­нии взыскания начальник лагерного подразделения обязан был заслу­шат личное объяснение заключенного, нарушившего правила.Важной представляется норма, согласно которой заключенному разрешалось обжалование наложенного на него взыскания перед вышестоящими начальниками. Начальник Управления лагерей и ла­герного подразделения имел право досрочно отменить или снять на­ложенное взыскание, если работа заключенного на производстве, его поведение в быту и дисциплинированность свидетельствовали о его исправлении.Кроме того, каждый начальник лагерного подразделения мог воз­будить перед вышестоящим начальником как по своей инициативе, так и по заявлению заключенного ходатайство о досрочной отмене или снятии наложенного взыскания, если поведение заключенного и его ударный
труд свидетельствовали о его исправлении.Наложенное взыскание должно было быть оформлено приказом (приказанием), в котором указывалось, когда и какое нарушение (по­ступок) допущено заключенным, какое и на какой срок налагается взыскание. Выписка из приказа (приказания) прилагалась к личному делу заключенного вместе с постановлением.В отношении заключенных, соблюдающих режим, хорошо про­явивших себя на производстве, перевыполняющих установленную норму, могли применяться следующие меры поощрения в зависимос­ти от ранга лагерного руководства.
Начальник управления лагеря:
а) объявить благодарность в приказе с занесением в личное дело;
б) выдать премию (денежную или натуральную);
в) предоставить внеочередное свидание;
г) предоставить права получения посылок и передач без ограниче­ния;
д) предоставление право перевода денег родственникам в сумме, не
превышающей 100 руб. в месяц.
Начальник отделения, района, отдельного лагерного пункта:
а) объявить благодарность с занесением в личное дело;
б) выдать премию (денежную или натуральную);
в) разрешить внеочередное свидание и внеочередную передачу
(по­сылку);
г) предоставить право перевода денег родственникам в сумме, не
превышающей 50 руб.
Начальник лагерного пункта:
а) объявить благодарность перед строем без занесения в личное дело;
б) выдать премию (денежную, натуральную);
в) разрешить внеочередную передачу (посылку);
г) предоставить право перевода денег родственникам в сумме, не
превышающей 50 руб. в месяц.
Заключенным, работающим стахановскими методами труда, поми­мо указанных мер поощрения, начальником управления лагеря, на­чальником отделения (района), отдельного лагпункта и начальником лагерного пункта (участка) могли быть предоставлены следующие льготы:
а) лучшие и благоустроенные бараки, оборудованные топчанами и
кроватями, обеспечение постельными принадлежностями, культуголком и
радио;
б) специальный улучшенный паек;
в) отдельная столовая или отдельные столы в общей столовой с
первоочередным обслуживанием;
г) вещевое довольствие в первую очередь и 1-го срока носки;
д) преимущественное право пользования лагерным ларьком;
е) первоочередное получение книг, газет и журналов из библиоте­ки
лагеря;
ж) постоянный клубный билет на занятие лучшего места для про­смотра
кинокартин, художественных постановок и литературных вече­ров;
з) командирование на курсы внутри лагеря для получения или
по­вышения соответствующей квалификации (шофера, тракториста,
ма­шиниста и т.д.).
Главный инженер, начальник работ, прораб в отношении хорошо работающих заключенных применяли все меры поощрения, установ­ленные соответственно для начальника лагеря, начальника отделения,
начальника лагерного пункта, за исключением внеочередных свида­ний, а в отношении заключенных, работающих стахановскими мето­дами труда, и льготы предусмотренные для стахановцев.Десятник в отношении хорошо работающих заключенных приме­нял следующие меры поощрения:
а) перевод на более квалифицированную работу;
б) предоставление права перевода денег семье в сумме, не
превы­шающей 50 руб.;
в) ходатайство перед прорабом или начальником лагпункта о
предоставлении заключенному льгот, предусмотренных для стаханов­цев.
В отношении отдельных, особо отличившихся заключенных на­чальник Управления лагеря и начальник политотдела могли возбудить ходатайство перед Коллегией или Особым совещанием НКВД об ус­ловно-досрочном освобождении.Помимо указанных мер взыскания действовали следующие нормы,
содержащиеся в Инструкции 1939 г. В каждом лагере организовывался центральный штрафной лагерный пункт. Он должен был располагать­ся в наиболее отдаленном от населенных мест и путей сообщения районе с обеспечением усиленной изоляции и охраны, причем охрана комплектовалась из особо проверенных, дисциплинированных и хо­рошо знающих службу стрелков из вольнонаемного состава.В центральный штрафной лагерный пункт переводились заклю­ченные:
а) осужденные судами к дополнительным срокам за контрреволю­ционную деятельность в лагере, за лагерный бандитизм, разбой и побег - сроком на один год;
б) осужденные к дополнительным срокам за прочие преступления в тех случаях, когда начальник лагеря признает необходимым перевод их в штрафной режим на срок до шести месяцев;
в) систематически нарушающие лагерный режим и неоднократно подвергавшиеся взысканиям - на срок до одного года распоряжением начальника ГУЛАГа и на срок до шести месяцев приказом начальника
Управления лагеря.Основанием для перевода в центральный штрафной лагерный пункт являлся письменный приказ начальника Управления лагеря с точным указанием, за что и на какой срок заключенный переводится на штрафной режим. В течение всего времени содержания в централь­ном
штрафном лагерном пункте заключенные использовались только на подконвойных работах. Свидания с родственниками, передачи и переписка им не разрешались. На время нахождения на штрафном ре­жиме
заключенные не могли использоваться на административно-хо­зяйственной работе.Заключенные, содержащиеся на центральном штрафном лагерном пункте, получали питание по нормам, установленным ГУЛАГом в со­ответствии с выработкой. При условии примерного поведения и добросовестного отношения к труду распоряжением начальника Уп­равления лагеря заключенные могли быть досрочно переведены на об­щелагерный режим.Помимо центрального штрафного лагерного пункта в лагерных подразделениях (лагпункте, отделении, районе) организовывались штрафные изоляторы, расположенные за зоной. При наличии глухого забора возле штрафизолятора последний мог быть расположен и в зоне. В эти изоляторы водворялись заключенные, нарушающие лагер­ный режим,
совершившие различные проступки и отказывающиеся от работы.Право перевода в штрафной изолятор имел начальник Управления лагеря на срок до 20 суток, начальник отделения (района, отдельного лагпункта) - до 10 суток и начальник лагерного пункта (участка) - до 5 суток. Основанием для перевода в штрафной изолятор служила выписка из приказа или приказания с точным указанием, за что и на какой срок заключенный переведен в штрафной изолятор.В течение всего времени содержания в штрафном изоляторе за­ключенные использовались только на подконвойных работах, свида­ния с родственниками, передачи и переписка не разрешались. Заклю­ченные лишались также табака, бумаги и спичек. Они могли получать питание по нормам, соответствующим их выработке, а отказываю­щиеся от работы получали питание по нормам штрафного пайка. За­ключенные, содержащиеся в штрафизоляторе, до и после работы должны были обыскиваться. На буйствующих заключенных разрешалось надевать смиритель­ную рубашку в присутствии врача и начальника лагпункта (колонны) на время, установленное врачом в каждом отдельном случае. При условии примерного поведения и добросовестного отношения к труду распоряжением начальника Управления лагеря, начальника отделения и начальника лагерного пункта заключенные могли быть досрочно переведены на общелагерный режим.На центральном штрафном лагерном пункте, кроме штрафизолятора, создавались также одиночные камеры (карцер), куда водворя­лись "особо злостные элементы", нарушающие порядок и режим штрафного лагерного пункта и отказывающиеся от работы. Направле­ние в одиночную камеру применялось в случаях, когда все другие меры воздействия были исчерпаны.Водворять в одиночную камеру имели право:
начальник Управления лагеря - на срок до 10 суток; начальник района (отделения), в составе которого находился цент­ральный штрафной лагерный пункт, - на срок до 5 суток; начальник лагпункта - на срок до 3 суток.В каждом случае следовало выносить мотивированное постановле­ние, являющееся основанием для водворения в одиночную камеру. Заключенные содержались в одиночных камерах без выхода на работу в помещениях, закрытых на замок. Они лишались прогулок, права пользования табаком, бумагой, спичками. Находящимся в одиночных камерах заключенным ежедневно вы­давались хлеб, кипяток и один раз в три дня жидкая горячая пища.Для содержания следственных заключенных до направления их в следственный изолятор 3-го Отдела, в штрафном изоляторе выделя­лась одна или несколько камер. Основанием для содержания заклю­ченного в камере для следственных было постановление 3-го отделе­ния (3-йчасти), санкционированное прокурором. Питание следствен­ных заключенных, содержащихся в штрафизоляторах, производилось по нормам, установленным для следственных заключенных. Довольно подробно в Инструкции регулировались вопросы, свя­занные с жалобами и заявлениями заключенных. Указывалось, в част­ности, что каждый заключенный имеет право подавать жалобы и за­явления как в
письменной, так и в устной форме. Кроме непосредственного приема жалоб и заявлений администра­цией лагпункта в каждом лагерном пункте должны были быть ящики для жалоб, адресованных Народному комиссару внутренних дел Союза ССР, начальнику ГУЛАГа, Прокурору Союза ССР, начальнику лагеря и прокурору по надзору за лагерем.Ящики предписывалось опечатывать печатью Управления лагеря или района (отделения). Они могли вскрываться только доверенными лицами от начальника Управления лагеря, начальника района (отде­ления) или заместителей не менее 1 раза в 5 дней.Жалобы и заявления заключенных, адресованные членам Полит­бюро, секретарям ЦК ВКП(б), ЦК ВКП(б), КПК республик, СНК СССР, Комиссии советского контроля, судебным органам и прокура­туре, а также органам НКВД и поданные в закрытом виде, надлежало немедленно направлять в Управление лагеря для пересылки непосред­ственноадресатам без ознакомления с содержанием.Должностные лица, допустившие вскрытие таких конвертов, озна­комление с их содержанием, должны были нести ответственность. На закрытых конвертах заключенные обязаны были указывать свою фа­милию имя и отчество. Принятые жалобы и заявления должны были направляться по назначению в 3-дневный срок. О времени направления жалобы обязательно уведомлялся жалоб­щик. К жалобам и заявлениям, поданным как в открытом, так и в за­крытом виде, прилагались справки, содержащие следующие сведения: фамилия, имя и отчество заявившего, год рождения, кем, когда, по какой статье и на какой срок осужден заключенный. В отношении следственных заключенных, кроме того, необходимо было указывать: за каким органом числится заключенный. Характеристика об отноше­нии заключенного к труду, соблюдении установленного режима в ла­гере, наличии административных взысканий и поощрений, наряду со справкой, прилагалась только к заявлениям заключенных о помило­вании, адресованным в Президиум Верховного Совета Союза ССР и союзных республик.К жалобам и заявлениям на незаконные действия лагерной адми­нистрации полагалось прилагать исчерпывающие объяснения по су­ществу жалобы или заявления. Не задерживая отправления жалобы или заявления, содержание которого известно начальнику лагпункта, последний обязан был при­нять немедленно все зависящие от него меры к устранению указанных в жалобе нарушений, о чем следовало сообщать одновременно с от­правкой жалобы в Управление лагеря.Все жалобы и заявления, подаваемые на имя начальника лагпунк­а подлежали расследованию не позднее чем в трехдневный срок. Принятые жалобы и заявления заключенных брались на учет путем регистрации в специальной книге, в которой указывалось время по­дачи жалобы, краткое ее содержание, куда направлена жалоба и какие по ней приняты
меры. В ту же книгу заносились жалобы, изъятые из ящика, с указанием, кому адресованы жалобы и с росписью лица, производившего вскрытие ящика. Указанная книга должна была быть пронумерована, прошита, скреплена печатью и храниться у начальни­ка лагпункта.
О результатах разбора жалобы-заявления следовало объявлять за­ключенному под расписку, приобщая последнюю к личному делу за­ключенного (ст. 137-148).Смерть заключенного и ее причины обязательно должны были удостоверяться актом медицинского осмотра умершего. Извещение родственников о смерти заключенного производилось через УНКВД в порядке, предусмотренном Приказом по НКВД СССР № 00674 от И июня 1939 г. Извещение о смерти заключенного посылалось в судебные или ад­министративные органы, вынесшие приговор. Оставшиеся после смерти заключенного вещи и ценности должны были быть выданы его родственникам. Вещи, оставшиеся от приговоренных к высшей мере наказания, родственникам не передавались, а сдавались по акту в фонд государства.




 

<<Назад  Вперед>>Страницы: 1 2 3 #
Модераторы: off-topic-off, Volodya, Андрей, Игорь Ландер
Печать

Форум на сайте: НЕГЛАСНЫЕ ВОЙНЫ »   История »   Оперативные аппараты в местах лишения свободы
RSS

Последние RSS
&#1089;&#1082;&#1080;&#1085; &#1075;&#1086;&#1083;&a
&#1089;&#1077;&#1082;&#1089; &#1074;&#1080;&#1076;&a
добывание: с мира по нитке...
Шпиёнский роман
Немного топичной поэзии

Самые активные 5 тем RSS
&#1089;&#1077;&#1082;&#1089; &#1074;&#1080;&#1076;&a
&#1089;&#1082;&#1080;&#1085; &#1075;&#1086;&#1083;&a


Время выполнения скрипта: 0.0428. Количество выполненных запросов: 15, время выполнения запросов 0.0137



LibeX: книжный магазин. Купите подержанные книги или продайте свои META-Ukraine